Русские промышленники царских времен. Мальцевы, Путилов (Часть IV)

Русские промышленники царских времен. Мальцевы, Путилов (Часть IV)

Василий Васильевич Мальцев в 1723 году основал первый, ставший затем крупнейшим, стекольно-хрустальный завод под Можайском. Однако после указа Петра I, запрещавшего строить крупные заводы вокруг Москвы, перевел свое производство в село Гусь (впоследствии получившего название Гусь-Хрустальный). Наладив производство лучшего в то время хрусталя и листового стекла, выпускаемого в больших количествах, он надолго вошел в историю России. Накапливая средства и правильно их вкладывая, потомки Мальцева наладили на вновь создаваемых заводах изготовление рельсов, грузовых и пассажирских вагонов, паровых машин и паровозов. Капитал рос. Появились новые заводы и фабрики: по выпуску кирпича, курению смолы, канатные и даже пивоваренные, и винокуренные, огромные скотоводческие фермы.

На производствах Мальцева работало свыше 100 тысяч рабочих, при этом заработки с каждым годом увеличивались и условия труда с каждым годом улучшались. Параллельно строились бесплатные школы, больницы, технические училища, детские приюты. Организуется строительство индивидуальных домов для рабочих на очень выгодных условиях и в рассрочку. И, наконец, большой храм на 8 тысяч прихожан, украшенный неповторимыми люстрами и светильниками.

Обеспечив отечественный рынок хрусталем и стеклом, Мальцев организует экспорт товара за рубеж: в Турцию, Болгарию, Румынию. Появляются новые предприятия: чугунные заводы, мартеновские печи, фабрики эмалированной и фаянсовой посуды, завод сельскохозяйственных машин, налаживается выпуск дорогостоящей рессорной стали, покупаемой ранее в Англии. К магистральным линиям железных дорог проводятся подъездные пути – этого требовали новые шахты по добыче железной руды, каменного угля, торфа, мела, разработки извести, лесные угодья. При таком огромном хозяйстве стало необходимо строительство плотин, делающих близлежащие реки судоходными, по ним доставлялись сырье и готовая продукция. И, наконец, Мальцевы сконструировали и построили узкоколейную железную дорогу в 250 км, связавшую все основные заводы и фабрики, разработки и угодья, принадлежавшие им.

А вот несколько слов об одном из флагманов крупной российской промышленности.

Николай Иванович Путилов родился в купеческой семье. В юношестве служил на флоте мичманом, затем закончил Николаевскую морскую академию. Преподавал астрономию и навигацию в морском корпусе, читал лекции по математике. Успешно руководил строительством канонерских лодок. Построил в Кронштадте три плавучих дока и ремонтные мастерские. В 1857 году за успешную работу в Кораблестроительном департаменте получил чин коллежского советника.

Такой багаж серьезных научных знаний и практические производственно-административные навыки позволили ему не только организовать крупные производства, и поставить в них технологию на высший уровень, но и, в конечном счете, превзойти лучшие мировые фирмы.

Путилов впервые организовал в Финляндии производство железа из болотных руд, построив три завода. Котельные листы его производства оказались выше качеством, чем у прославленного английского завода Лоу-Мура, поставщика листового железа для российского флота.

В 1864 году в содружестве с инженером Обуховым основал сталепушечный завод «Обуховский». Так закончилась зависимость русского правительства от немецкого концерна Круппа.

С 1864 года Путилов выпускает снаряды из быстроохлажденного чугуна на Самсоньевском, а позднее – на Невском заводах. Они были лучше, чем появившиеся в 1863 году в Европе закаленные снаряды Грюзона.

В 1876 году на Николаевской железной дороге произошел преждевременный износ рельсов, поставленных из Бельгии и Англии. Путилов на своем маленьком заводе «Аркадия» наладил выпуск нового типа рельсов: основа была из железа, а верх – из высокопрочной стали. Этот тип рельсов получил название Путиловских, долго использовался в России, вытеснив изделия всех других поставщиков. Правительство передало Путилову бывший Огаревский завод, находившейся в полном запустении, на котором Николай Иванович в небывало сказочный срок – восемнадцать дней! – начал выполнять правительственный заказ – прокат рельсов нового типа. Завод стали называть «Путиловским», и он стал расширяться. На нем появились новые большие цеха: прокатные, литейные и механические, бессемеровские кузницы. На заводе работало свыше 2 тысяч рабочих – в основном крестьяне, привлеченные хорошими условиями содержания. Тут, так же как и на большинстве заводов, строились школы, училища, больницы, библиотеки, магазины, столовые, дровяной склад…

13 июня 1870 года завод Путилова торжественно отмечал четвертый миллион пудов выпущенных рельсов. Празднование совпало со Всероссийской промышленной выставкой в Санкт-Петербурге и Первым Всероссийским съездом промышленников. Путиловский павильон на выставке был признан лучшим. Рельсы небывалой длины и качества были выставлены в виде лучей солнца, «изображающих зарю освобождения России от иностранной зависимости». Путилов окончательно завоевал рынок России, его продукция была лучше и дешевле. Экономию составляла и транспортировка. Путилова на всех уровнях приводили в пример как образец русских капиталистов.

В этом же году Путилов закладывает завод по выпуску паровозов. Открылся завод в 1877 году. Завод имел шесть мартеновских печей, рельсово-прокатный стан, две печи Перно с вращающимся подом, обжимной прокатный стан; железнодорожной веткой соединили завод с главными магистралями России. Продолжалось расширение и, главное, совершенствование оборудования завода. Теперь промышленный мир признал Путиловский завод индустриальным гигантом.

Невероятно много труда было вложено Путиловым в постройку канала из Кронштадта в Петербург. До этого доставка грузов в Кронштадт из Англии обходилась в несколько раз дешевле, чем из Кронштадта в Петербург!

18 апреля 1880 Н.И. Путилов скончался. Проводить Путилова в последний путь пришли тысячи рабочих завода. Они несли его гроб на руках. Был поставлен памятник «действительному статскому советнику Николаю Ивановичу Путилову, талантливейшему предпринимателю, русскому офицеру, дворянину, математику и изобретателю». Им было сделано несколько открытий по рафинированию и обезуглероживанию металлов, по сращиванию и штамповке. Продукция его заводов была удостоена высших наград России – двух государственных гербов.

Но его дело продолжало жить. В 1897 году быстроходный паровоз из новой заводской продукции, развивая скорость сто верст (106 км) в час, самостоятельно прибыл в Париж на выставку. Новым владельцем завода стал Алексей Иванович Путилов, дальний родственник, потомственный дворянин Новгородской губернии. Его отличала величайшая природная коммерческая смекалка, размах идей и неистощимая энергия. А.И. Путилов был очень образованным человеком, защитил диссертацию, удостоен Золотой медали и оставлен в университете профессором уголовного права. С 1905 года назначен товарищем министра финансов и управляющим Крестьянского и Дворянского банками. Считал себя учеником знаменитого С.Ю. Витте, имевшим огромный финансовый авторитет не только в России, но и за рубежом.

Он мечтал о «Русском Круппе». И получив такую базу, как заводы своего предшественника, он смог осуществить свои мечты. Но для воплощения мечтаний и грандиозных планов потребовалась чудовищная энергия и работоспособность. Он был председателем Англо-Русского Нефтяного общества, находившего в Лондоне; председателем Нефтяного товарищества Леонозова; членом правления табачных фирм «Лафем», «Дукат», Глухозерских и Чудовских цементных заводов, Орской, Московско-Киево-Воронежской и Зауральских железных дорог, Днепропетровских и Волжских пароходных компаний, страховых обществ, Юзовских металлургических заводов, бумажных фабрик, книгоиздательсва А.Ф. Маркса, Санкт-Петербургского вагоностроительного завода и ряда других предприятий.

Вместе с тем, укрепляя и развивая огромный индустриальный концерн, он вкладывал много сил и средств в профессиональный рост рабочих, техников и инженеров. Высокий профессиональный уровень работающих на заводах – главная гарантия повышения качества и освоение новых совершенных моделей. Повышалась и без того развитая социально-культурная сфера: огромный православный храм, больница на сто коек, амбулатория, аптека, школы, библиотека, трехлетние классы рукоделия для девочек, двухлетние курсы черчения для взрослых. Кроме того – театр, парк, дом для служащих, общество потребителей и ссудо-сберегательная касса.

К тому времени Путиловский завод был самым крупным в России, уступал лишь Круппу в Германии и Армстронгу в Англии; стоял на одном уровне с такими известными гигантами, как Шнейдер во Франции и Коккерил в Бельгии. За «сферу влияния» в Обществе Путиловских заводов боролись немецкие и французские капиталисты (Шнейдер, Крупп, фирмы «Шкода», «Блом и Фосс»).

К 1913 году заводы Путилова оборудуются новейшими мартеновскими печами, используемыми в США, при полной механизации. Все цеха завода полностью электрифицированы, оборудованы аппаратурой по последнему слову техники – в основном немецкого и голландского производства. В 1913 году было построено пятьдесят военных кораблей, оснащённых мощным современным вооружением.

Вот и исполнилась мечта: создан «Русский Крупп» — знаменитый Путиловский завод. Но «Русский Круп» долго не просуществовал. С октября 1917 года началась борьба «против угнетения народа, за освобождение рабочего класса», которая привела к полному краху знаменитого завода. Чтобы не путать его с «бывшим», сменили название на «Красный путиловец». Теперь нечего и некого было эксплуатировать. Новый директор – матрос-комиссар в тельняшке с маузером на поясе – не имел никакого представления об экономике – ни российской, ни, тем более, мировой. А потому он ежедневно темпераментно выступал перед рабочими за мировую революцию. Получалось глобальное, сказочное светлое будущее. Правда, усиливался голод, холод, эпидемии тифа, но это уже не принципиально – так, детали. Затем, чтобы о Путилове забыли напрочь, назвали завод «Кировским».

Таким образом, был проведен не только глобальный развал недвижимого имущества национальной промышленности, но и крах самого процесса производства. При этом самое главное то, что вместо существовавшей, зарекомендовавшей себя во всем мире системы индивидуальной инициативы, приложения способностей, таланта и возможностей, насильственным образом Лениным была навязана утопическая система социалистического коллективного руководства. Теперь производством (или целой отраслью) руководили марксисты-ленинцы, фанатики (или приспособленцы), у которых преданность партии заменяла знания и опыт.

Владельцы предприятий буквально на своем горбе тащили создаваемые производства, расширяя и совершенствуя их, борясь за высокую рентабельность, прибыль, опережая конкурентов. Каждый из перечисленных капиталистов первым приходил на работу и последним уходил. И хотя каждый из них, конечно, имел выходной костюм, фрак, но в конторе или в цехах его видели с утра до вечера в потертом сюртуке.

Новые

Оставить комментарий

Без вашего email-адреса комментарий не будет размещен *

Последние публикации

Top Authors

Most Commented

Featured Videos