Красные шакалы: вожди террора. Троцкий

Красные шакалы: вожди террора. Троцкий

Часть I

… заканчивалась первая серия событий 1917 года – разгром самодержавия, и начиналась вторая – разгром России, ее народа и богатств.

Это вторая серия, самая кровавая и затянувшаяся не десятилетия, началась, как известно, с того, что летом 1917 года компания бывших ссыльных, арестантов, эмигрантов, освобожденных Февральской революцией, подобрались один к одному, ну прямо зернышко к зернышку.

И свершилось! После революции механизм угнетения, разорения и истребления, заведенный до предела, заработал в полную мощь. Пришли в движение эмоции, накопленные веками. В это довольно суетное движение включились два основных лидера: Лев Давидович Троцкий (Бронштейн) и его подельник Владимир Ильич Ленин (Ульянов). Они оказались главными героями крупного политического авантюрного романа, а потому необходимо более подробно раскрыть предысторию действия основных пружин «революционного механизма» и взаимосвязь этих двух претендентов на мировое господство.

Главным был Троцкий. Он первым «пошел на дело» и в полную силу включился в процесс. Силы его формировались в многолетней борьбе за демократию и свободу всех народов. Характер и убежденность закалялись: тюрьма, ссылки, борьба, тюрьма, побег, эмиграция… Такая бурная деятельность обуславливалась несправедливостью, которую он, еврей, ощущал с детства. И чем становился старше, тем более был нетерпим к ограничениям, притеснениям, гонениям, которые видел и испытывал он сам – сын крупного землевладельца, предпринимателя, очень богатого человека. Жил он в прекрасном климате, у берегов лазурного Черного моря. Родился под Херсонесом, но воспитание и образование получил в Одессе, городе, давшем так много умных, энергичных, талантливых музыкантов, писателей, политических мечтателей, воплощающих с поразительной легкостью свои, казалось бы, несбыточные фантазии, планы, идя напролом к целям благодаря особому одесскому характеру.

Он боролся, его хватали, сажали… Получались передышки, в которых формировались новые планы, идеи, пути их становления. И он снова боролся… Все повторялось сначала. В деньгах нужды не было; эмигрируя, ведя подпольную работу, слоняясь по заграницам, он как-то незаметно выучил немецкий, французский, а перед 1917-м годом, эмигрируя из Франции в Америку, – и английский. Все это его сделало самым заметным, эрудированным лидером в эмигрантских кругах, партиях, общественных организациях, лигах, группах.

В Америке Троцкого застала российская Февральская революция. У него вдруг появилась реальная возможность в этой злополучной великодержавной стране навести наконец порядок по своим планам, теориям, демократическим принципам, уже продуманным в свободной Америке. Набравшись американской пресловутой свободы, высокоактивного и продуктивного американского авантюризма, он ринулся на руины российского самодержавия. А когда ко всему этому прибавились хорошие «подъемные» от могучих европейских общин и других объединений через крупные международные банки, – он взошел на корабль с чувством, которому позавидовал бы сам адмирал Нельсон. Да, в нью-йоркском порту он был не просто пассажир, а именно адмирал, направляющийся на крупное сражение. Вспомним, что паспорт Троцкому был выдан по распоряжению самого президента США Вудро Вильсона (когда Троцкого арестовала таможня, обнаружив крупную сумму денег, по звонку в «адмиралтейство» его тут же выпустили).

И вот он на борту своего «крейсера»: командор перед великим сражением за мировую революцию, которая тут же начнется, как только будет захвачена власть на одной шестой земного шара. В Америке, служащей образцом свободы, революция не нужна, ей необходимо только присоединиться к России. Ну а навести порядок в европейских странах – дело простое. Те, кто давал ему деньги, целиком разделяли его планы, уверенные в практическом их осуществлении.

Подкованный на все четыре, лидер-вождь ворвался в мятежный Петроград. Русские и порядок – понятия трудносовместимые. По приезде Троцкий еще раз в этом убедился и тал действовать. Лев Давидович вошел в состав Петросовета, а главное – организовал штаб всех служб партии большевиков. Как человек высокоинтеллектуальный, тяготеющий к искусству, для штаба он определил дворец знаменитой балерины Матильды Кшесинской, поручив эту историческую операцию Николаю Ильичу Подвойскому.

Дворец охраняли управляющий, два дворника и две престарелые горничные. Подвойский двинул на дворец бронедивизион с солдатами и матросами. Не успели дворники отмахнуться метлами, а горничные завизжать, как отряд под крики «ура» и революционные лозунги, выкрикиваемые командиром Г.В. Елиным, оказался уже в залах дворца, окруженного броневиками. (Этот боевой героический эпизод, как затем и исполнение поручения Ленина о пристальном наблюдении за другой артисткой, А. Дункан, занимают почетное место в биографии Подвойского.) А Троцкий возглавил военно-революционный комитет и вышел на финишную прямую к главной цели – захвату власти.

Продолжение следует

Текст взят из книги «Красный мираж» А. Мирека

Новые

Оставить комментарий

Без вашего email-адреса комментарий не будет размещен *

Последние публикации

Top Authors

Most Commented

Featured Videos